«Ночь слез и молитв». Как горящий Нотр-Дам вошел в историю Франции

Дмитрий Горохов — о пяти часах, которые потрясли французов

Ночь с понедельника на вторник уже вошла во французскую историю как «ночь слез и молитв». Между тем днем 15 апреля ничто, казалось, не предвещало потрясений.

В Елисейском дворце президент Французской Республики Эмманюэль Макрон готовился к вечернему телевизионному эфиру. Он намеревался предложить стране новые реформы в ответ на многомесячные демонстрации «Желтых жилетов». Особых сенсаций в президентской речи, однако, не ждали: политика — искусство возможного.

Впрочем, сама дата обращения к нации была символичной: начало Страстной седмицы, литургического периода, имеющего особое значение. За час до президентского эфира мэр Парижа Анн Идальго проводила совещание в муниципалитете. Бросила взгляд в окно и ужаснулась: над самым знаменитым собором города поднимались клубы дыма.

Очагом пожара стали, согласно одной из версий, сооруженные на крыше собора массивные строительные леса весом около ста тонн. Задуманные реставрационные работы, по одним сведениям, были предусмотрены на период в четыре года, по другим — на десять или даже двадцать лет. Теперь эта строительная площадка была охвачена огнем.

Нотр-Дам без шпиля

Пока пожарные расчеты мчались к стенам Нотр-Дам-де-Пари, собравшиеся на площади Иоанна Павла II люди не верили своим глазам. Спустя чуть более часа после начала пожара знаменитый шпиль, установленный в XIX веке поклонником готической архитектуры Эженом Виолле-ле-Дюком, рухнул с высоты 93 метра, пробив дыру в кровле собора.

Все это происходило на глазах у потрясенных парижан. Известный историк Стефан Берн, возглавляющий миссию по культурному наследию, не мог сдержать слез. «Видеть горящий Нотр-Дам для нас, французов, невыносимо, — признался он журналистам. — Это необычайно тяжело, удар в самое сердце».

Не скрывали своих чувств и солисты мюзикла «Нотр-Дам». Поставленный по роману Виктора Гюго, он неоднократно возвращался в последние годы на парижскую сцену, в том числе в симфонической версии. «Я не могу во все это поверить», — призналась исполнительница роли Эсмеральды Элен Сегара.

Официальные комментарии оставляли мало надежд. Так, представитель собора Андре Фино приготовился к худшему. «Горит всё, — констатировал клирик. — От перекрытий XIII — XIX веков не останется ничего».

Не меньше драматизма было и в прогнозе государственного секретаря министерства внутренних дел Лорана Нуньеза. «Нельзя быть уверенным в том, что мы сможем помешать распространению огня к северной колокольне собора, — предупредил он. — Если же она рухнет, вы можете представить себе размер ущерба».

Президент отменяет эфир

Впервые во французской политической истории президент отменил свое телевизионное обращение к нации всего за полчаса до эфира. Но у него не было другого выбора. Что значили бы любые слова на фоне происходящей драмы?

«Макрон поступил абсолютно правильно, — заметил один из ведущих исследователей социологической службы IFOP Фредерик Даби. — Как глава государства он должен объединять соотечественников. А сегодняшнее событие никого не может оставить равнодушным».

Всегда оживленный туристический квартал столицы был поражен словно ударом молнии. Власти закрыли доступ на остров Сите. На прогулочных катерах вдоль берегов Сены и на острове Сен-Луи замерли парижане и туристы со всего мира. У них на глазах огонь с огромной скоростью поглощал кровлю собора. В этот вечер на мосту через Сену «Понт-о-шанж» («Мост менял») молились сотни парижан. Многие безмолвно снимали невероятную сцену на мобильные телефоны.

Долгожданная весть пришла ближе к полуночи благодаря пятичасовым самоотверженным усилиям пожарных. «Мы можем считать, что структура Нотр-Дам спасена и сохранена в своей основе», — сообщил руководитель операции генерал Жан-Клод Галле.

Особые отношения

У парижан особая история отношений с Нотр-Дамом. Башни, величественные интерьеры, устремленный в небо шпиль сделали его популярным центром столицы. «Эти перекрытия поддерживали не только кровлю собора, но и значительную часть французской истории, — считает глава редакции парижской «Либерасьон», писатель Лоран Жоффрен. — Собор принимал верующих и неверующих, сеньоров и отверженных».

Писатель напомнил, что, отвоевав захваченную столицу у англичан, французский король Карл VII праздновал здесь в апреле 1436 года свою победу и под этими сводами звучал Te Deum. Этот же христианский гимн был исполнен наряду с «Марсельезой» во время освобождения Парижа 24 августа 1944 года. Парижане чествовали тогда главу «Сражающейся Франции» генерала Шарля де Голля и его соратников по движению Сопротивления.

Сейчас по распоряжению Анн Идальго во всех окружных мэриях столицы открыты специальные тетради, в которых парижане и гости города могут выразить свою поддержку Парижу после пожара в Нотр-Дам. Мэр предлагает также делать записи в Твиттере @parisrendezvous.

Специалисты называют разные сроки восстановления Нотр-Дам. Историки напоминают, что восстановление собора в Реймсе, в значительной мере разрушенного в годы Первой мировой войны, заняло 45 лет. Пока нет даже приблизительных оценок стоимости реставрации, но, по мнению одного из экспертов, «счет может вестись на миллиарды».

Нация строителей

Политики, однако, склонны к решению задачи в максимально сжатые сроки. Бывший министр культуры Жак Ланг полагает, что «для восстановления может быть достаточно и трех лет».  Президент Эмманюэль Макрон считает реалистичным пятилетний срок.  «Мы — нация строителей и должны сделать собор еще прекраснее. И сделаем это за пять лет», —  обещал глава государства.

В кругах экспертов не все настроены столь же оптимистично.  По словам президента ассоциации архитекторов Шарлотт Юбер, «в первую очередь предстоит составить опись всего разрушенного, а это не делается за пять минут».

Нотр-Дам, как другие ведущие французские соборы, находится в собственности государства, у которого много других обязательств. Но президент республики, однако, может опереться на поддержку известных промышленников и финансистов. Размер пожертвований от французских ведущих корпораций и бизнесменов на реставрацию собора Нотр-Дам превысил во вторник 600 млн евро. Среди меценатов, готовых спасти памятник истории, семья Бернара Арно, в чьем владении находится компания по производству предметов роскоши LVMH. Она направит на поддержку проектов 200 млн евро. Сопоставимый взнос намерена сделать компания L’Oréal, по 100 млн предоставят семейство Пино, владеющее компанией Kering, также производящей предметы роскоши, и руководство газонефтяной корпорации Total. 

Сен-Сюльпис на дежурстве

Пока не понятно, как повлияет на ход восстановительных работ расследование обстоятельств пожара. Пока оно также находится в самом начале. Основной версией следствия остается отсутствие умысла.

Сейчас вокруг собора действует периметр безопасности. Главная пасхальная служба пройдет поэтому в другом историческом соборе Парижа — Сен-Сюльпис. Импровизированный концерт во вторник вечером в честь спасения Нотр-Дам проходил также не у стен собора, а на площади Сен-Мишель на левом берегу Сены. Он прошел при активном участии молодых жителей столицы, и атмосфера его была по-настоящему праздничной. В одном можно не сомневаться: молодое поколение парижан обязательно увидит восстановление собора.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте также: